История || Забытый фронт

 

15 июля 1941 года фронт с боями откатился от Давыдович на восток. И только через два с половиной года в наших краях опять загремела артиллерийская канонада.

В декабре 1943 г. 50-я армия (генерал-лейтенант Болдин И. В.) к исходу первой декады вышла на рубеж Юшкевичи – Давыдовичи – Трилесин – Хачинка и фронт застрял, остановился, обосновался в нашей местности на долгих 7 месяцев. В книгах на военную тему, в мемуарах и даже в журналах боевых действий практически нет никакой информации о боях на этом "забытом" участке фронта.

Умело использовав все преимущества лесисто-болотистой местности, немцы за годы оккупации БССР создали сильную в инженерном отношении линию обороны, которую имели все основания считать неприступной.

По информации людей, неофициально, так сказать, занимающихся военной историей, а заодно и археологией и исходивших наши леса вдоль и поперек, в Давыдовичах, конечно, стоял немецкий гарнизон и были прикрывающие деревню пулеметные точки. По обе стороны Будлянки были оборудованы опорные пункты. Северо-восточнее до Суток и дальше была сплошная линия фронта.

На юго-запад, почти до самой Красницы сплошной линии обороны не было - болото труднопроходимое, наши за болотом. В каждом леске отсеченные рубежи обороны вдоль болота. Небольшой опорный пункт, пара блиндажей и огневых точек с ходами сообщения и укрытиями. Почти в каждом опорнике минометная батарея. Опорник подготовлен к круговой обороне и из него тянется ход сообщения в лес. Интересно то, что по периметру опорника, метрах в 20-ти от ячеек, до сих пор лежит колючая проволока, навитая кольцами. Все траншеи, блиндажи, огневые точки и прочее умело вписаны в местность. Оборона опорными пунктами позволяла немцам меньше растягивать живую силу по фронту. Стреляные гильзы от ППШ указывают на то, что в гости на эти опорные пункты наши всё же приходили.

Опорный пункт немецкой обороны на высоте 160.0 южнее Давыдович (Казаковки) как бы делил участок фронта от Прони до Днепра на два. Труднопроходимое болото и хорошо укрепленный опорный пункт не позволяли нашим взять Давыдовичи атакой с фронта.

По этой причине дивизии Красной Армии, укрепившиеся по разным сторонам нашего болота, хоть и входили в состав одной армии, но решали разные тактические задачи. 380-я, 369-я, 110-я стрелковые дивизии располагались на юго-восток от нашей деревни и вели безуспешные наступательные бои, пытаясь выбить немцев с Суток и открыть дорогу на Могилев. 238-я 324-я, 413-я, 108-я стрелковые дивизии располагались на юго-запад от Давыдович и вели наступательные бои, пытаясь выбить немцев с Красницы и продвинуться в направлении Быхова.

Для периода "стояния фронта" характерны были частые переброски наших дивизий с одного участка на другой, их переподчинение то одному то другому корпусу.

На этой схеме даже показаны направления танковых контратак немцев.

На конец марта была спланирована наступательная операция с целью сбить немцев с занимаемых позиций и пробиться к Могилеву и Быхову.

В книге "На переднем крае Великой Отечественной" в воспоминаниях ветеранов 238-й стрелковой дивизии находим такие строки:

В марте 1944 г. дивизия находилась в составе 19 стрелкового корпуса. 22 марта корпус получил приказ о наступлении в направлении Смолица, Барколабово с форсированием Днепра в районе Барколабово, Быхов.

С середины марта прилегающие с тыла леса начали заполняться воинскими частями. Сосредотачивалось большое количество артиллерии и танков. В ходе подготовки к мартовской наступательной операции легко просматривались уверенность в своем превосходстве над противником и явная недооценка его боевых качеств. Пристрелку артиллеристы вели, не таясь, демаскируя подтянутые орудия крупных калибров. Такое пренебрежение маскировкой быстро вызывало ответную реакцию противника. Над районом сосредоточения наших войск усилилось барражирование фашистских самолетов-разведчиков.

Немудрено, при всем этом, что в день получения нами приказа о наступлении, противник произвел предупредительный артиллерийский обстрел расположения 19 стрелкового корпуса. Стало ясно, что основной элемент успеха боя - внезапность теперь был нами утрачен.

Как сообщала авиаразведка, немцы усиленно подтягивали к району нашего предполагаемого наступления резервы из-за Днепра и Могилева. Мы теряли превосходство над противником в живой силе и технике. Утратили свое значение и разведданные о расположении огневых средств противника. К этому времени враг передвинул на новые места свою артиллерию и минометы.

Правда, 19 стрелковый корпус наступал на второстепенном направлении. Главный удар наносили 42 СК и 121 СК, здесь и было сосредоточено основное количество артиллерии и танков.

Деревни Белица, Сутоки, Александров безуспешно штурмовала 25-28 марта 369-я стрелковая дивизия, 29-30 марта её сменили 137-я и 399-я стрелковые дивизии, совершившие пеший марш из-под Парич и почти с ходу вступившие в бой. Следует отметить, что 137-я стрелковая дивизия уже вела жестокие бои в июле 1941 года почти в этом же районе. В боях за Сутоки участвовала также 174 оашр 50 армии (отдельная армейская штрафная рота).

В период "стояния фронта" 1227-й стрелковый полк 369 стрелковой дивизии располагался ближе к Сутокам, за ним, возле Ресты - 1223-й стрелковый полк. Ближе к Давыдовичам, возле Казаковок стоял 1225-й стрелковый полк. В период наступательных боев 1225-й стрелковый полк также атаковал Сутоки и Александров.

Их правофланговый сосед 385-я стрелковая дивизия 25-30 марта вела наступательные бои на рубеже Юшковичи - Антоновка.

Добужу, Бовки, Смолицу, Вилягу, Ухлясть и Красницу атаковали в те же дни что и Сутоки, т.е. 25-30 марта 238-я 324-я, 413-я, 108-я и прибывшие из-под Жлобина 362-я, 82-я и 307-я стрелковые дивизии. С Красницы немцев выбили 26 марта, но контратаковали немцы до 2 апреля, так же с применением танков и самоходок. Высота 162,5 (Арсенов курган) была взята только 31 марта 1324-м стрелковым полком и отдельной учебной ротой 413 стрелковой дивизии. Контратаки немцев на Арсенов курган на этом не закончились:

31 марта наша (238-я) дивизия вышла во второй эшелон корпуса и сосредоточилась в лесу в 3 км северо-восточнее деревни Смолица. Однако... 4 апреля у хутора Мамачин противник сбил правый фланг 324 стрелковой дивизии с высоты 162,5 и угрожал занять хутор. Командир корпуса приказал комдиву Красноштанову выделить стрелковый полк в оперативное подчинение командира 324 СД. В помощь дивизии был выделен 830 полк. Батальон этого полка под командованием майора Шевченко внезапной атакой отбил у противника высоту 162,5 и начал окапываться. ("На переднем крае Великой Отечественной" воспоминания ветеранов 238-й стрелковой дивизии)

В тех боях использовалась также 279 оашр (отдельная армейская штрафная рота). 23 штрафника, отличившихся в боях под Красницей 25-29 марта 1944 года, были досрочно освобождены от наказания, 93 бойцам это освобождение далось более дорогой ценой: 20 - убиты, 73 - ранены.

Т.е. наступательные бои с попыткой прорваться к Могилеву велись в конце марта 1944-го практически по всему фронту от Днепра до Прони.

В книге Флориана Бергера "98 мужчин, которые получили Рыцарский крест и Золотую застежку ближнего боя" я отыскал вот такую информацию:

Майор Хайнц Финке с декабря 1943 командир 1-го батальона 51 танково-гренадерского полка. Был награжден 7 мая 1944 года Рыцарским железным крестом за успешное отражение советских атак между 25 и 31 марта 1944 на рубеже Ветренка - Красница. В течение семи дней успешно вел оборонительные бои в этом секторе. Хотя онбыл майором по званию и командиром батальона, Финке лично проводил боевую патруль во время острой фазы боевых действий, чтобы закрыть брешь в линии фронта, расположенный в участке леса. В таких случаях, ветеран не доверял своим командирам рот или своему адъютанту. Его девиз: "Сделайте это лично сам!" В феврале 1945 года он был награжден Золотой пряжкой (застежкой) "За ближний бой".

Золотая степень пряжки "За ближний бой" считалась высочайшей наградой для пехотинцев (не считая Рыцарского креста). Право вручения высшей степени этой награды было исключительно у Адольфа Гитлера.

Пряжка "За ближний бой" была учреждена 25.11.1942 г. для солдат, которые участвовали в ближних или рукопашных боях без поддержки бронетехники. Всего золотой степенью данной пряжки было награждено за годы войны 585 солдат и офицеров из состава всех вооружённых сил Третьего Рейха. Обладателями золотой степени пряжки, а также Рыцарским крестом были 98 солдат и офицеров во всех вооружённых силах Рейха. Хайнц Финке был в числе 98 награжденных Рыцарским крестом и Золотой пряжкой.

Из наградных листов и других материалов видно, что в немецких контратаках использовались танки и самоходные орудия "Фердинанд". Вряд ли это были в самом деле "Фердинанды". "Фердинандом" в то время назывались практически все немецкие САУ, особенно достаточно крупных размеров и имевшие заднее расположение боевого отделения.

Самым распространенным типом бронетехники летом 1944 года в частях Вермахта были Sturmgeschutz III (StuG III, в просторечии Штуг) - средняя по массе немецкая самоходно-артиллерийская установка на базе танка PzKpfw III. Серийно выпускалась в различных модификациях с 1940 по 1945 год и стала самым массовым по численности представителем бронетехники вермахта. Полное официальное название машины - Gepanzerte Selbstfahrlafette fur Sturmgeschutz 7,5 cm Kanone. По ведомственному рубрикатору министерства вооружений нацистской Германии самоходка обозначалась как Sd.Kfz.142. StuG III, также обозначается как StuG 40, в советской литературе эту машину именовали как "Артштурм", а в донесениях с 1943 года - как "Фердинанд".

В результате ожесточенных боёв 50 армия своей задачи не выполнила и 30 марта перешла к обороне. Ветераны 238-й стрелковой дивизии пишут:

Дивизия была выведена во второй эшелон. Горько сознавать, что прорвать фронт противника нам оказалось не под силу, однако мы достигли того, что враг не смог снять с нашего участка ни одного полка и даже был вынужден перебросить из резервов части 260 и 267 пехотных дивизий и несколько артиллерийских дивизионов резерва ГК. Не начни мы своё наступление, эти силы враг не замедлил бы перебросить на юг, где в это время 1, 2, 3 и 4-й Украинские фронты стремительно очищали территорию Украины.

В связи с общим неуспехом наступления на Могилев 82-я, 108-я и 413-я стрелковые дивизии в апреле в составе 46 стрелкового корпуса, 137-я и 399-я стрелковые дивизии в составе 42 стрелкового корпуса вышли из подчинения 50-й армии и поступили в резерв 1-го Белорусского фронта.

В районе Давыдович у немцев тоже, естественно, была не зона отдыха. Наличие множества стреляных гильз и другие характерные признаки указывают на бои в районе Сутоцких березников, по юго-восточной и южной опушке Казаковок, на Подгорелице (начало Новой дороги через болото на Мамачин), на Арсеновом кургане (юго-восточная опушка Ляженского леса). Да и немецкие захоронения на Крыжавой и между Казаковками и Гребенями, тоже откуда то пополнялись.

Судя по наградным листам, очень активно работала в период "стояния фронта" полковая и дивизионная разведка Красной Армии.

 

23 воина награждены, в т.ч. 8 орденов! Интересно, какой ценности сведениями обладал "язык", которого в день рождения В.И.Ленина приволокли с Казаковок разведчики 1225-го полка 369-й стрелковой дивизии.

Воробьев Василий Ильич

Кузнецов Иван Алексеевич

Литвинов Василий Илларионович

Кстати, Воробьев Василий Ильич – это третий полный кавалер ордена Славы, удостоенный одного из этих орденов, за подвиг в районе нашей деревни.

На красницком участке наша разведка тоже не дремала:

В начале мая дивизия получила приказ по корпусу направить в тыл противника группу разведчиков для выявления мест сосредоточения резервов врага и захвата контрольного пленного.

Старшим группы был назначен помощник командира взвода разведроты старшина Карманов Чагандай. В состав группы были включены наиболее опытные и отважные разведчики: сержанты Домбровский и Неволин, младший сержант Бебякин и другие, всего 7 человек, в том числе один сапер - ефрейтор Сиволапов.

Место для перехода переднего края противника было выбрано северо-восточнее населенного пункта Красница, по болоту. Тут были минные поля и проволочные заграждения, но дозоры проходили реже. Тщательное изучение места перехода велось в течение 10 дней. По ночам саперы проделывали в минных полях и проволочных заграждениях проходы и тщательно их маскировали.

Переход через линию фронта разведгруппа благополучно совершила в ночь на 15 мая. Эта горстка смельчаков находилась во вражеском тылу четверо суток. На обратном пути наши разведчики захватили пленного шофера медсанбата, зашедшего в лесочек побродить.

В полночь 19 мая группа вторично пересекла линию фронта и вступила на территорию, занятую врагом. Задание штаба корпуса наши разведчики выполнили с честью. Все участники этого рейда были представлены к правительственным наградам. ("На переднем крае Великой Отечественной" воспоминания ветеранов 238-й стрелковой дивизии)

 

А вот и сведения о противнике:

Значит на северо-восток от Давыдович оборонялась 31-я пехотная дивизия вермахта. Перед полками нашей 369-й стрелковой дивизии располагался 82-й пехотный полк 31-й пехотной дивизии противника.

По показаниям приведенных пленных мы установили, что перед нами находятся подразделения 18 механизированной дивизии. Один из пленных показал, что в результате мартовских боев их дивизия обескровлена, у них в роте осталось всего 26 человек. ("На переднем крае Великой Отечественной" воспоминания ветеранов 238-й стрелковой дивизии)

Получается, что на юго-запад от Давыдович, до самого Днепра, оборону держала, отличавшаяся особым упорством, немецкая 18-я панцер-гренадерская дивизия.

По всем признакам по реке Будлянка и проходила разделительная линия между 31-й пехотной дивизией 39-го танкового корпуса и 18-й панцер-гренадерской дивизией 12-го армейского корпуса Вермахта. Накануне операции "Багратион" им противостояли, соответственно, 38-й стрелковый корпус в составе 385-й, 380-й и 110-й стрелковых дивизий и 19-й стрелковый корпус в составе 324-й и 362-й стрелковых дивизий.

31-я пехотная дивизия (31. Infanteriedivision) - боевое соединение Вермахта. Сформирована из рекрутов, набираемых в северных областях Германии, таких как Брауншвейг и Брунсвик.

Состав дивизии

  • 12-й пехотный полк,
  • 17-й пехотный полк,
  • 82-й пехотный полк,
  • 31-й артиллерийский полк,
  • 31-й противотанковый дивизион
  • Aufklarungs-Abteilung 31, (разведывательный (фузилерный) батальон),
  • Pionere-Abteilung 31, ( саперный батальон),
  • Nachrichten-Abteilung 31, ( батальон связи).

Во второй роте 31-го противотанкового дивизиона имелась батарея Sturmgeschutz III (StuG III или StuG 40, в просторечии Штуг) из 10 САУ).

Кроме того в подчинении 39 тк, в который входила 31 пехотная дивизия, была придана 185-я бригада Штуг (31 САУ).

Командир дивизии кавалер пяти орденов генерал-лейтенант Вильгельм Роберт Окснер (Ochsner).

На 20 июня 1944 года 31-я пехотная дивизия это:

  • 2488 чел. - боевая численность;
  • 23 км - фронт обороны;
  • 108 чел. - на 1 км фронта;
  • 13583 шт. - установлено противотанковых мин;
  • 17340 шт. - установлено противопехотных мин;
  • 15781 шт. - количество Фаустпатронов;
  • 119 шт. - количество Офенроров (ручной противотанковый гранатомет).

По штату в пехотную дивизию входили три пехотных полка, в каждом полку - два пехотных батальона (в батальоне 3 стрелковых роты - в каждой роте по два 81-мм миномета, пулеметная рота или рота тяжелого оружия - 12 станковых пулеметов и 4 120-мм миномета), рота полковой артиллерии (6 легких 75-мм пехотных орудий leIG18 и 2 тяжелых 150-мм пехотных орудия sIG33), противотанковая рота (3 75-мм или 76-мм противотанковые пушки Pak40 или 76-мм Pak36(r) - Pak39(r) и 6 противотанковых 50-мм пушек Pak38).

Численность пехотной дивизии устанавливалась в 10708 чел. и 2005чел. т.н. "добровольных помощников" - "хиви", которые вербовались в основном из числа советских военнопленных. Всего 12713 чел.

Дивизионный артиллерийский полк включал три легких и один тяжелый гаубичные дивизионы - всего 36 легких 105-мм гаубиц leFH18 и 9 тяжелых 150-мм гаубиц sFH18.

Истребительно-противотанковый дивизион - рота противотанковых пушек (12 буксируемых - 75-мм Pak40 или 76-мм Pak36(r) - Pak39(r)), рота противотанковых САУ (14 75-мм или 76-мм орудий на самоходных лафетах "Мардер"; в некоторые дивизионы из-за отсутствия материальной части рота противотанковых САУ не вводилась), рота зенитных орудий (12 20-мм зенитных автоматов Flak 30/38).

Разведывательный (фузилерный) батальон являлся полноценной частью, предназначенной для выполнения самостоятельных боевых задач, поэтому комплектовался также тяжелым вооружением - 2 станковыми пулеметами, 2 легкими 75-мм пехотными орудиями leIG18, 4 противотанковыми 50-мм пушками Pak38, 4 120-мм минометами.

В составе дивизионных частей находились также саперный батальон, батальон связи и службы тыла. В ряде пехотных дивизий имелся полевой запасной батальон.

18-я панцер-гренадерская дивизия ( 18 Panzergrenadier-Division)

В ноябре 1943 г. 18-я моторизованная дивизия была преобразована в 18-ю танково-гренадерскую дивизию с включением в ее состав 118-го танкового батальона, имевшего 42 штурмовых орудия StuG III.

Состав дивизии (1943г.):

  • 30-й танково-гренадерский полк [Panzer-Grenadier-Regiment 30]
  • 51-й танково-гренадерский полк [Panzer-Grenadier-Regiment 51]
  • 118-й разведывательный батальон [Panzer-Aufklarungs-Abteilung 118]
  • 118-й танковый батальон [Panzer-Abteilung 118]
  • 18-й артиллерийский полк [Artillerie-Regiment 18]
  • 18-й саперный батальон [Pionier-Bataillon 18]
  • 18-й запасной полевой батальон [Feldersatz-Bataillon 18]
  • 18-й истребительно-противотанковый дивизион [Panzerjager-Abteilung 18]
  • [Panzergrenadier-Divisions-Nachrichten-Abteilung 18]
  • [Versorgungseinheiten 18]

К моменту разгрома летом 1944 г. танковый батальон 18-й дивизии включал три роты по 14 штурмовых орудий в каждой. Эту информацию мы находим в издании: Крис Бишоп: "Дивизии панцергренадеров 1939-1945". Справочник-определитель техники.

75 -мм штурмовое орудие StuG 40 G (SdKfz 142/1)

С переформированием в июне 1943 г. 18-й дивизии в 18-ю танково-гренадерскую 118-й nротивотанковый дивизион был целиком оснащен самоходными истребителями танков.

А вот у Николая Борисенко "ОСВОБОЖДЕНИЕ: от Хотимска до Могилева и Бобруйска" читаем: 18 танко-гренадерская (без матчасти) дивизия.

В книге "Операция "Багратион" Владислава Львовича Гончарова находим другую информацию:

Согласно 2-му тому исследования Томаса Йентца "Панцертруппен", на 31 мая 1944 года в группе армий "Центр" имелись следующие танковые силы.

  •   20-я танковая дивизия - 56 (49) четверок
  •   25-я моторизованная дивизия - 46 (41) штугов
  •   Моторизованная дивизия "Фельдхернхалле" - 17 (6) штугов + 17 (8) четверок
  •   18-я моторизованная дивизия - 44 (43 исправные) штугов
  •   501-й тяжелый танковый батальон - 37 (29) тигров

итого: 107 (90) штугов + 73 (56) четверок + 37 (29) тигров.

В 18-м танково-истребительном батальоне 18-й моторизованной (панцергренадерской) дивизии также было 28 "Мардеров".

В книге "Огненные рубежи: Боевой путь 50-й армии в Великой Отечественной войне" Панкова Ф. Д. мы также видим наличие в 18-й дивизии штурмовых орудий:

Противник, прикрываясь отрядами, усиленными штурмовыми орудиями и артиллерией, отводил части 18-й моторизованной дивизии, 15-й штрафной батальон, 267-ю и 57-ю пехотные дивизии в северо-западном направлении, на следующий оборонительный рубеж по западному берегу Березины.

Если бы в 18-й дивизии не было своей бронетехники, то 12-му армейскому корпусу, в который эта дивизия входила, обязательно бы придали хотя бы одну бригаду Штуг и не оставили бы такой большой участок фронта без бронетанкового прикрытия.

Немного проясняет ситуацию информация с "танковых форумов":

Эпизод, точнее цепь эпизодов произошла с 118 противотанковым дивизионом. Эта часть была подчинена 18 мотопехотной дивизии 4-й армии. Сама дивизия погибла в котле у Березины в июле 44-го, но дивизион в это время был в Германии для получения новой матчасти - 42-х новых StuG IV. Sturmgeschutz IV (StuG IV,). 4 июля 1944 года дивизион перебрасывается в район Барановичей и ведет очень малоуспешные для него бои вместе с 4-й танковой дивизией.

Т.е. без матчасти могло оказаться лишь одно из подразделений 18-й танково-гренадерской дивизии или это подразделение вообще отсутствовало в составе дивизии на тот момент.

По крайней мере в наградных листах присутствует информация, что в мартовских боях в районе Суток немцы использовали САУ, а под Красницей - САУ и танки. И теперь уже не важно, выбили их все в весенних боях или немцы бросили, отступая в конце июня.

Командир дивизии генерал-лейтенант Zutavern, Karl Ludwig (Карл Людвиг Цутаверн)

На 20 июня 1944 года 18-я танко-гренадерская дивизия:

  • 2787 чел. - боевая численность;
  • 24 км - фронт обороны;
  • 118 чел. - на 1 км фронта;

Танково-гренадерские дивизии Вермахта переформировывались в 1942 - 1943 гг. из моторизованных дивизий. Численность танково-гренадерской дивизии составляла более 14 тыс. чел.

В состав дивизии при переформировании вводился танковый батальон (42 Pz.IV и 22 Pz.III) или дивизион штурмовых орудий (31 StuG.III).

Основой дивизии оставалась ее пехотная составляющая - два танково-гренадерских (мотопехотных) полка двухбатальоннного состава (в каждом батальоне три мотопехотные роты и пулеметная рота или рота тяжелого оружия - 12 станковых пулеметов и 4 120-мм миномета. Из-за недостатка бронетранспортеров батальоны оснащались только грузовыми автомобилями, в дальнейшем один из батальонов получил средние полугусеничные бронетранспортеры Sd.Kfz251 "Ганомаг". В составе каждого танково-гренадерского полка имелась рота полковой артиллерии (6 75-мм легких пехотных орудий leIG18 и 2 150-мм тяжелых пехотных орудия sIG33 или самоходных 150-мм пехотных орудия "Бизон").

Моторизованный артиллерийский полк трехдивизионного состава включал два легких дивизиона - всего 24 легких 105-мм гаубиц leFH18 и тяжелый дивизион - 9 тяжелых 150-мм гаубиц sFH18.

Истребительно-противотанковый дивизион состоял из роты противотанковых орудий - 12 буксируемых 75-мм пушек Pak40 или 76-мм Pak36(r) - Pak39(r), двух рот самоходных противотанковых орудий - в каждой роте по 14 75-мм или 76-мм САУ "Мардер", роты зенитных орудий - 12 20-мм зенитных автоматов Flak 30/38.

Разведывательный батальон являлся полноценной частью, предназначенной для выполнения самостоятельных боевых задач, поэтому комплектовался также тяжелым вооружением. Во взводе противотанковые пушек состояло 3 75-мм пушки Pak40 или 76-мм Pak36(r) - Pak39(r), в минометном взводе - 4 120-мм миномета.

В составе дивизионных частей - саперный батальон, батальон связи, службы тыла.

А здесь хорошо видно, что из себя представлял передний край обороны.

А вот так действовала дивизионная разведка. Тащили через Будлянку, значит недалеко от Давыдович.

А в промежутке между днями рождения Гитлера и Ленина немцам, похоже, было не до сна.

Не умолчали в своих воспоминаниях ветераны 238-й стрелковой дивизии и об отношении в октябре 1943 года к новобранцам:

К нам в те дни начало поступать пополнение. Оно состояло из людей, не успевших приобрести боевой опыт, многие из них не держали в руках винтовки, не имели понятия о воинском долге. Испытывался недостаток в продовольствии и боеприпасах.

Следует отметить, что заместитель командира дивизии по тылу майор Смирнов к этому времени "устал" воевать. В сложившейся обстановке не проявлял должной инициативы и расторопности. Дело дошло до того, что за счет нерадивости этого человека, поступавшее в дивизию пополнение часто шло в бой в гражданской одежде.

Всю вину за такое отношение к новобранцам ветераны этой дивизии переадресовывают своему зам. по тылу некоему майору Смирнову. Эти воспоминания позволяют вывести из небытия до сих пор малоизвестные страницы Великой Отечественной войны и поднять тему деятельности так называемой "черной пехоты" или "чернопиджачников" и полевых военкоматов.

Работа последних проводилась на территориях, ранее находившихся во "временной оккупации", и заключалась в мобилизации всех мужчин, которые могли держать в руках оружие. Мужчины, оставшиеся дома после прихода немцев, должны были теперь доказать свою преданность Родине. Таких солдат отправляли в бой, часто не выдавая им не только военной одежды, но даже и оружия. Собственно название "черная пехота" или "чернопиджачники" пошло от гражданской одежды, в которую солдаты были одеты. Использовали их чаще всего, как первые эшелоны при наступлении Красной армии, и поэтому бросали на самые трудные участки фронта. Но свой вклад в победу они сделали.

Перед началом операции "Багратион", обосновавшаяся в наших краях, 369-я стрелковая дивизия сдала свои позиции 110-й стрелковой дивизии и передислоцировалась в полосу главного удара 2-го Белорусского фронта в 49-ю армию.

В Могилевской операции дивизия и ее командир проявили себя геройски. 23-25 июля 1944 года бойцы, руководимые генералом Лазаренко, прорвали сильно укрепленную оборону противника, форсировали реки Проня и Бася и с боями продвинулась на 25 километров, нанеся врагу большой урон. 26 июня 1944 года Иван Сидорович погиб в бою в районе деревни Холмы. Только офицеров дивизия потеряла в тех боях 94 - убитыми и 394 - ранеными.

18 июня, за несколько дней до начала операции "Багратион", 1264-й стрелковый полк 380-й стрелковой дивизии силами своего 1-го батальона провел разведку боем в направлении высоты 160.0, более известной давыдовцам, как Казаковки. Оставив между Будлянкой и Казаковками около 6 десятков своих бойцов, батальон отошел на исходные позиции за рекой.

Боевые действия войск 50 Армиив могилевской наступательной аперации 2-го Белорусского фронта 23-28 июня 1944г.

Относительно спокойные дни и месяцы на нашей территории для вояк группы армий "Центр" заканчивались. 24 июня началось наступление 2-го Белорусского фронта.

С 24 по 28 июня 50-я армия во взаимодействии с 49-й армией принимала участие в Могилевской наступательной операции, которая являлась составной частью стратегической Белорусской операции 1944 г.

25 июня 38-й стрелковый корпус генерал-майора А. Д. Терешкова после короткого огневого налета двумя стрелковыми полками 385-й стрелковой и одним стрелковым полком 110-й стрелковой дивизии перешел в наступление в северном направлении с целью охвата чаусской группировки противника.

19-й стрелковый корпус под командованием геперал-майора Д. И. Самарского двумя полками 110-й стрелковой дивизии вел бои за Сутоки, Белицу,Усушек, а 324-я и 362-я стрелковые дивизии оборонялись на рубеже лес южнее Комарина, Старая Трасна.

307-я стрелковая дивизия находилась в резерве командующего армией.

26 июня войска 2-го Белорусского фронта, с утра прорвали ударной группой оборонительный рубеж немцев по реке Реста и, успешно продвигаясь, начали преследование отходящего противника.

В 20.00 26 июня части 39 танкового и 12 армейского корпусов начали отход за Днепр.

Отражая на отдельных направлениях контратаки пехоты противника, поддерживаемые группами танков и самоходных орудий, войска 2-го Белорусского фронта к исходу 26 июня вышли частью сил ударной группы к Днепру, пройдя за 4 дня 50 км, и расширили прорыв до 90 км по фронту.

4-я армия вермахта больше уже не занимала ни левого, ни правого фланга. Находившийся в ее центре, в Могилеве, 39-й танковый корпус был уже рассеян. Померанская 12-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Бамлера получила строгий приказ оборонять Могилев. Остальные дивизии получили приказ от командира корпуса: "Всем войскам прорываться на запад!"

27 июня соединения 50-й армии освободили Давыдовичи, Грудиновку, Следюки.

Командующий группой армий "Центр" 27 июня прибыл в ставку фюрера. Здесь фельдмаршал потребовал отвести группу армий за Днепр и оставить "крепости" Орша, Могилев и Бобруйск. (Он не знал, что в этот день бои за Могилев уже заканчиваются). 27 июня организованного фронта группы армий "Центр" больше не существовало. Командующий 4-й армией в тот день приказал без разрешения командования группы армий или даже ставки фюрера начать общее отступление. Генерал пехоты фон Типпельскирх перенес свой командный пункт за Березину. Своим войскам, тем, с которыми он еще мог связаться по радио, он дал приказ отходить на Борисов, а затем - на Березину. Но многим боевым группам выбраться отсюда уже не удалось. Среди них было и управление 39-го танкового корпуса, пропавшее без вести где-то в лесах и болотах под Могилевом. 31-я пехотная дивизия в ходе боев была разгромлена и разрозненные, разбитые части ее отходили в западном направлении на Минск. Вскоре части 31-й пд и ряда соседних с ней дивизий оказались в окружении далеко позади линии фронта. Отдельные небольшие группы делали попытки пробиться в северо-западном направлении. Большинство их было уничтожено.

Командир дивизии генерал-лейтенант Окснер, Вильгельм-Франсис "Виллифранк" (Wilhelm-Francis "Willifrank" Ochsner) вместе со штабом попал в плен. Генерал-лейтенант был взят в плен одетым в солдатскую форму. Только позже он предъявил свои документы и потребовал перевода в офицерский лагерь. На вопрос: "А почему вы переоделись?" ответил: "Не хотел унизить звание - немецкие генералы не сдаются". Генерал-лейтенант возмущенно говорил, что его дивизия не дрогнула под натиском: "Дрогнули соседи".

Не вышел из окружения и 12-й армейский корпус. Его остатки капитулировали где-то в лесах и болотах между Могилевом и Березиной. Его 18-я танково-гренадерская дивизия тоже была почти nолностью уничтожена в Бобруйском котле. Генерал-лейтенант Цутаверн, Карл Людвиг (Zutavern, Karl Ludwig ), командир дивизии покончил жизнь самоубийством где-то в районе Бобруйска 6.07.1944 г.

А вот, упоминавшийся выше, майор Хайнц Финке как-то выскользнул с бобруйского котла и перебрался через Березину. В бундесвере дослужился до полковника и умер в 1996 году в Мюнхене.

Евгений Минин

______________________________________________________

 

Список используемых источников:

______________________________________________________

вернуться к списку статей

поделиться в

^^ вверх ^^

© Старовойтов С.В.