История || Переселенцы-чалдоны с Давыдович

 

Сколько ещё неизведанного о нашей деревне и наших земляках спрятано в необъятных просторах интернета. Недавно на страничках Генеалогического форума ВДГ нашел ссылочки вот на эти документы:

 

 

 

 

 

Что касается загадочных чалдонов, то человек, отыскавший и выложивший в форуме эти документы, объяснил это следующим образом: «Так у нас, на Могилевщине, звали своих, которые  уехали в Сибирь». Это немного не так. Чалдоны в Сибири – это название первых русских поселенцев и их потомков. Наших же земляков в Сибири называли самоходами, бульбашами, могилями и даже барабульками.

Попытаемся разобраться, почему уехали в начале 20 века наши земляки со своими семьями в далёкую Сибирь и что они там искали? Главной причиной переселения было малоземелье. После освобождения от крепостной зависимости в 1861 году многие крестьяне были вынуждены арендовать помещичьи земли, а часть земли передавалась в крестьянскую общину. Но это зачастую были плохие земли, «бросовые». Надела было недостаточно для прокорма семьи, а налоги непомерно высоки. И тогда крестьяне снимались с насиженных веками родовых мест, сотнями и тысячами шли за Урал. Это был стихийный процесс. Государство периодически предпринимало попытки упорядочить эту стихию. Но только в 1889 году появился закон об организованном переселении. При комитете Сибирской железной дороги было создано Переселенческое управление. Оно оказывало от лица государства помощь и поддержку крестьянам-переселенцам с западных окраин империи (Беларуси, Украины, Лифляндии и пр.). В Сибири им выделялись большие наделы земли (до 15 десятин на мужскую душу), выдавались денежные ссуды на путевые расходы и домообзаводство в размере от 10 до 60 рублей на семью, а то и больше. Кроме того, переселенцам предоставлялись: шестилетняя льгота от воинского постоя, четырёхлетняя льгота от податей, а на три набора они освобождались и от рекрутской повинности.

Следующая волна была связана с аграрной реформой начала ХХ века. Глава царского правительства Петр Столыпин говорил: «По-настоящему российской эта земля станет, когда там появится крестьянин».

Наиболее мощная волна переселений из беларуских губерний приходится на 1907–1909 гг. За этот период  выехало 248 354 человек.  В 1907 г. переселенческое движение приобрело особенно массовый характер. В частности, газета «Могилевский Вестник» отмечала, что губернию «охватила какая-то переселенческая горячка. Уезжали стар и млад, уезды выбрасывали ежедневно в губернский город сотни переселенцев, и мечта “ў Томск!” сделалась лозунгом всех и всякого» . Переселялась в основном крестьянская беднота. Так, 64% переселенцев имели на родине надел меньше пяти десятин на двор и только 2% имели надел свыше 15 десятин. Переселенцы из Могилевской и Витебской губерний направлялись преимущественно в Енисейскую, Томскую и Тобольскую губернии, а из Минской, кроме того, в Иркутскую, Амурскую, Приморскую, Акмолинскую губернии.

Попробуем проследить путь наших земляков-переселенцев. Везли переселенцев в столыпинских вагонах. Туда помещали в страшной тесноте по 80 человек с их скарбом. А везли с собой не только одежду, но и ткацкие станки, ступы, поначалу даже коней. Поездка занимала порой до полугода, ведь поезда с переселенцами должны были пропускать литерные составы с пассажирами-дворянами и товарные поезда. Крестьяне на полустанках стояли месяцами, в поездах царили голод и болезни. Все было так плачевно, что местные дворяне и купцы организовывали медпомощь и питание переселенцам. До вожделенной Сибири добирались не все.

Белорусы прибывали по железной дороге в Омск. Дальнейший их путь лежал на север, в таёжные районы – урман. От Омска везли рекой Иртыш до города Тары. В Таре им определяли поселок водворения, там же, скорее всего, выдавались денежные ссуды и документы на закрепление земли, пересаживали на подводы и развозили под заселение.

 

 

Наших земляков 15 сентября 1908 года определили в Тевризско-Аевский переселенческий подрайон Тарского уезда и, на основании протокола водворения, включили в список водворенных в поселок уч. Аюбашский Тевризской волости Тарского уезда. Их зачислили в сибирские крестьяне сторожилы поселков.

 

 

Карта Тевризско-Аевского переселенческого подрайона Тарского уезда тогдашней Тобольской губернии выглядела тогда вот таким образом. Несколько населенных пунктов по берегам рек, на огромном расстоянии друг от друга и урман (тайга) с нарезанными участками для переселенцев.

 

 

А теперь проследим сколько времени уходило на такое переселение:

 

Выдано проходное свидетельство в Быхове

Прибытие

Водворение

Понасков

22 марта1908г

9 июня 1908г

18 августа 1908г

Бульбаков

22 марта 1908г

6 июня 1908г

18 августа 1908г

Демьянов

17 марта 1908г

12 мая 1908г

18 августа 1908г

Кривчиков

4 мая 1908г

3 июня 1908г

18 августа 1908г

Жгилев

4 мая 1908г

6 июня 1908г

9 августа 1908г

Левый

22 марта 1908г

5 мая 1908г

18 августа 1908г

Миронов

22 марта 1908г

5 мая 1908г

18 августа 1908г

Румаков

22 марта 1908г

6 июня 1908г

18 августа 1908г

Евдокимов

4 мая 1908г

6 июня 1908г

20 июля 1908г

 

 

Получается, что разрешительный документ на переселение получили в марте, прибыли в Тару в мае, июне, водворились во второй половине августа. Сеять уже поздно, да и дома срубить до зимы нереально.

Поселка Аюбашский (Аюбаш – медвежья голова – тюрк.) в нынешнем Тевризском районе нынешней Омской области нет. Мало того, люди которым за 60 и которые хорошо знают свой край, по первости ничем не могли мне помочь. И не удивительно – 92 деревни исчезли с карты района и большинство из них переселенческие.

Но то, что такой был, я нашел в Тобольских епархиальных ведомостях в Путевых заметках разъездного священника И. Петрова. И на момент водворения наших земляков в поселке были дома и жили люди.

 

 

Услышав, с какими населенными пунктами соседствовал Аюбашский, сибиряки сразу указали место, а через какое-то время прислали фотографии.

 

 

 

 

Т.е.  интересующий нас Аюбашский, со временем трансформировался в деревню Любашка, она же Вознесенка, располагавшаяся в месте впадения речки Любашки в реку Туй. Но и этой деревни нынче  уже нет.

 

 

 

 

Коль нет деревни, решил поискать потомков тех земляков-переселенцев. Первым в картотеке участников ПМВ «выплыл» Бульбаков Адам Савастьянович - Тобольская губ., Тарский уезд, Рыбинская вол., д. Плешково. Его  сын Иван Адамович значится среди пропавших без вести уже в ВОВ – Омская обл., Рыбинский р-н, д. Плешково.

Дальше стал искать по семье Романа Румакова. Так вот у Румакова Романа Афанасьевича было два сына Ерофей и Ермолай, в Сибири родился ещё Василий (1912гр). На сайте ОБД-Мемориал находим, что Ерофей Романович погиб в 1942-м под Сталинградом, Ермолай Романович в 1941-м попал в плен и умер летом 1945г в Германии в госпитале (дизентерия, авитаминоз), Василий Романович пропал без вести. У Ермолая Романовича  был сын Валерий, который тоже воевал, получили извещение, что он погиб у нас на витебщине и даже числится в списках захороненных, но потом оказалось, что выжил и вернулся домой. Так вот, если у других Румаковых местом рождения и призыва записан Омск, то у Румакова Василия - д. Плешкова (Плешково) Тарского района, а у Румакова Валерия - с. Плешковское Большереченского района.

У бывших давыдовцев Левого Нестора и Миронова Макара сыновей, похоже, не было или не воевали или выжили, но без наград.

Среди награжденных  на сайте Подвиг народа отыскались также Жгилев Николай Антонович – д. Плешковка Большеуковского района и Панасков Афанасий Ефремович -  д. Плешковка Большеуковского района.

Поиск по населенным пунктам Вознесенка, Любашка и Аюбашский потомков наших земляков-переселенцев не выявил. Похоже Аюбашский неласково принял наших земляков и они каким-то образом перебрались почти на 200 км южнее на левый берег Иртыша в д. Плешково, Плешковка, Плешковский Рыбинской волости того же Тарского уезда.

 

 

 

 

Попробуем разобраться в причинах такого шага наших земляков.           Урманные участки имели свои особенности. Пригодными для земледелия были лишь узкие полоски увалов по берегам рек и пойменные возвышенные места. Остальное пространство занимали тайга и болота, недоступные для хлебопашества. Так, командированный в район Тарских урманов переселенческий чиновник Архипов 17 сентября 1897 г. докладывал в своем отчете, что почва между рр. Шишом и Уем «слабая» и без удобрения давала 3–4 урожая. Старожилы после этого такую почву либо пускали в залежь на 6–20 лет, либо после каждого посева на год оставляли под пар.

Из минусов чиновник отмечал неудобство путей сообщения: дороги и тропы были негодны для движения обозов и требовали скорейшего строительства. Помимо этого, вследствие наплыва переселенцев цены поднялись: на лошадь с 15–30 до 20– 40 рублей, на корову с 10–15 рублей до 15–20. Кроме батрачества у старожилов никаких заработков в округе не было, а цены на рабочие руки ввиду наплыва переселенцев сильно упали.

Рапорты окружных исправников и крестьянских начальников часто содержали информацию о трениях и конфликтах между переселенцами, с одной стороны, и старожилами и инородцами – с другой. Примечательно, что некоторые из таежных участков заселялись совсем не выходцами из Пермской, Вятской или «лесных» беларуских губерний, как планировалось, а прибалтийскими и немецкими переселенцами. Ими были основаны поселки Александровский, Вишневский, Литковский, Федоровский, Романовский, Скерлинский. Аюбашский (Любашка) как раз располагался между Александровским и Федоровским.

Трудно сказать насколько лучше оказалось новое место для наших земляков: «жуткая» отдалённость от центра, бедные земли, непроходимые болота, комарьё, глушь.

 

 

Деревня Плешковка располагалась примерно в 12 километрах южнее  села Рыбинское  на небольшой речке. Возможно Малый Ук чем то напоминал нашим переселенцам их родные Будлянку и Белицу. Разжиться фотографией Малого Ука не получилось, и о речке будем судить по фотографии Большого Ука, с которым она сливается через 12 километров.

 

 

Что ещё удалось узнать. Природа в тех местах располагала к занятию огородничеством, скотоводством, отчасти земледелием. Богатые рыбой водоемы позволяли заниматься рыбалкой.

Среди награжденных  на сайте Подвиг народа сразу бросился в глаза ещё один интересный уроженец деревни Плешковка Большеуковского района обладатель четырех боевых орденов Бульбаков Василий Логинович 1918 года рождения. У нашего переселенца Севастея Бульбакова было два сына Адам 1895 г.р. и Козьма 1906 г.р. Получается, что в Плешковке была ещё одна, неизвестная нам, семья Бульбаковых. Не исключено, что именно они первыми из наших земляков поселились в Плешковке и уже к ним подтянулись семьи других наших земляков?

Через Рыбинское  проходил Московско-Сибирский тракт. Именно в связи с необходимостью обслуживания движения по тракту и было образовано селение Рыбина, ставшее затем Рыбинским, затем Рыбино и наконец Большими Уками. Местные крестьяне подрабатывали извозом, содержали постоялые дворы, заготавливали сено для лошадей, изготавливали телеги, колёса, оглобли и кошевки на продажу. Вдоль тракта стояли десятки кузниц. Со временем актуальность Московско-Сибирского тракта значительно снизилась, край опустел, а дорога стала разрушаться и забываться. В самом большом в Омской области по занимаемой площади Большеуковском районе на сегодня осталось только 17 населенных пунктов.

 

 

 

Попытался собрать информацию о том, когда и кем образована деревня Плешковка. Вот что мне ответили сотрудники историко-культурного музей-заповедника "Московско-Сибирский тракт". Здравствуйте, Евгений! Сообщаем Вам что на территории Большеуковского района действительно существовал переселенческий поселок Плешковский (д.Плешковка). Плешковка разъехалась в 1973 г., некоторые из её жителей (Жгилевы, Заулицкие, Полевцовы, Нахаевы, Ковалевы, Деповы) до сих пор проживают в районном центре Большие Уки.   

Война основательно прошлась по потомкам наших земляков-переселенцев. Погибшие братья Румаковы Ерофей 1899 г.р. и Ермолай 1904 г.р. с деревни уехали и на момент начала войны проживали в Омске и там у них могли остаться сыновья. Как и у пропавшего без вести Румакова Василия 1912 г.р. и Румакова Валерия Ермолаевича 1925 г.р. могли быть сыновья. У бывших давыдовцев Левого Нестора 1873 г.р. и Миронова Макара 1877 г.р. сыновей на момент переселения не было, но могли и появиться, возраст позволял.

    Так что, наверное, живут где-то на просторах Сибири Румаковы, Левые, Мироновы, Панасковы, Бульбаковы, Жгилевы, Кривчиковы, Демьяновы и, возможно, понятия не имеют о существовании наших деревень и своих родственников в них, а также о том, что помимо чалдонов они ещё и беларусы.

 



Источники сведений: Генеалогический форум ВГД

 

Автор публикации: Е.А.Минин

 

 

 вернуться к списку статей 

поделиться в

 

© Старовойтов С.В.